ВЛАДИМИР
ЗАВЕЩЕВСКИЙ


 Главная

 Биография

 Стихи

 Музыка

 Публикации

 Фотогалерея

 Гостевая

Венок сонетов
16 Вольных сонетов + 1

1.
Поэзии нетленная строка, -
как исповедь, бывает, не легка:
то выглядит тяжёлою подчас
и правдой метит - да не в бровь, а в глаз!

То вдруг бежит весенним ручейком
по камням-буквам, что стоят рядком,
и копит силы для пера поэта,
играя словом, как потоком света,

что льётся к нам с заоблачных вершин.
Прекрасна осень в пламени рябин!
Поэзия, как эхо издалёка, -
нас радует, звуча строкою Блока.

К столу поманит музой вдохновенной,
спасая нас от муки повседневной!

2.

Спасая нас от муки повседневной,
любви большой не требуя взамен,
перо одарит темой злободневной
поэзия в эпоху перемен.

Эпоха перемен одних лишь губит,
бросая на пожарище страстей.
Иных она и балует, и любит,
их имена в колонках новостей.

Что жизнь? Игра! Как это нам знакомо!
Об этом счастье в картах говорит.
Всё сказанное выше так весомо!
Кто жаждет совершенства, - тот творит!

С восхода солнца до заката дня,
чтоб быть всегда хранителем огня!


3.

Чтоб быть всегда хранителем огня,
и слушать песни в зыбкой колыбели,
работать будет время на меня,
закручивая в жгут тугой недели.

Мы, как всегда, у времени в долгу
и нам его порою не хватает.
Звук метронома - время наше тает.
Свои часы догнать я не могу.

Когда нальются зрелостью года,
приблизив к цели финишную ленту, -
откроются небесные врата,
и хор озвучит естество момента!

От колыбели будущим годам
я жизнь свою по капельке отдам!

4.

Я жизнь свою по капельке отдам
любви, надежде, творчеству, познанью.
Друзья приходят в дом по вечерам,
а вдохновенье - самой синей ранью!

Очнусь от сна - « Зачем в такую рань,
спрошу, тревожишь вольного поэта?»,
ответит, кротко улыбнувшись, - «Встань!
С утра за дело – верная примета

того, что день начнётся хорошо:
в согласье с музой, в творческом горенье,
и не гонись, как те, за барышом,
кто, как блины, печёт стихотворения ».

Я помню, бегал в детстве голышом,
раскрыв глаза на мир от удивленья.


5.

Раскрыв глаза на мир от удивленья,
хочу и не могу я отделить
любовь и страсть, измены, увлеченья
от жгучего желания творить.

Для нас незримо времени теченье.
Загадок много в таинстве миров.
Открыта дверь в иное измеренье.
Что он скрывал - мистический покров?

Прохладою пустующего зала
мне не согреть запястья ваших рук.
Перебираю клавиши устало,
а вместо звука - только сердца стук.

Святые лики в пламени свечей, -
таятся слезы в глубине очей.

6.
Таятся слёзы в глубине очей.
Подлунный мир - всё тоже поле брани.
Кровавый серп на лезвии мечей.
Мишенью - сердце у последней грани.

Зарока путь ведёт издалека, -
я пилигрим и, как фата-моргана,
далёкий факел – свет от маяка,
поющий ветер - как труба органа.

Объяты сном неблизкие холмы, -
бунтарь ступил на берег океана.
Далёкий свет от утренней звезды
из века в век слывёт душой романа.

Безумец гордый, взбалмошный юнец -
путеводитель в глубину сердец.


7.

Путеводитель в глубину сердец -
что ты за книга, кто тебя листает?
Супружник статный, - бывший молодец,
камелия, что о любви мечтает?

Прослыть повесой в мире мудрено,
коль ты рядишься в белые одежды.
Не уставая, вьёт веретено
из тонкой пряжи чью – то нить надежды.

Пою осанну свету и любви.
Быть птицей вольной юноша мечтает.
Огонь в глазах, адреналин в крови
к любви готовность миру предвещает.

В земных пределах множатся нови, -
Прибежище соткал я из любви.
8.

Прибежище соткал я из любви,
из радости, надежды и печали…
Призывно в небе журавли кричали
и мы венчались в «Храме - на - крови».

И ночь венчалась белая с зарёй,
и млечный путь дробился на осколки,
и не тянуло нас идти домой,
где по углам таились недомолвки.

Напропалую жить хотелось нам, -
летать и петь, легко, по вдохновенью,
как легким и пушистым облакам
над нами плыть по ветра повеленью.

Моей любви к тебе предела нет.
Вот и восьмой закончился сонет.



9.

Вот и восьмой закончился сонет.
Пора не в шутку браться за девятый.
Строка к строке, закончу – спору нет,
а там, глядишь, возьмусь и за десятый!

За дело принимаюсь сгоряча, -
надежда есть на творческие силы.
Пока горит во мне Его свеча,
не сохнут вечного пера чернила.

Писать сонеты – дерзкая мечта:
нет искушенья больше для поэта!
Но чтоб не докучала маята,
у нас в запасе винная диета.

Рука невольно тянется к винцу,
благое дело близится к концу!

10.

Благое дело близится к концу.
Уже асфальт весь изрисован мелом,
и тень улыбки школьницам к лицу,
когда весна в своём убранстве белом

в наш город входит, как невеста в дом,
сметая на пути своём преграды.
Её встречает гулом канонады
тот самый первый долгожданный гром.

Его раскаты падают на крыши,
предвестниками быстрых майских гроз.
Вся молодь парка первым ливнем дышит,
сгустились краски в зелени берёз.

Где первый гром, где первая сирень?
За дальней далью тот весенний день.


11.

За дальней далью тот весенний день,
где мы сошлись, забывшись до рассвета.
Опять на солнце набегает тень,
опять раскаты грома слышу где - то.

Наш город по утрам невинно чист,
пронизанный балтийским ветрами.
Вот юноша - примерный гимназист,
наполненный премудрости дарами,

спешит из класса выскочить на двор
где завсегда бывают перекуры,
где пацанам, затеяв разговор,
обронит кто-то про девчат – «Вот дуры!»

По юности беспутные года,
никто вас не забудет никогда!
12.

Никто вас не забудет никогда,
не воскресит за давностью былого.
Неудержимые летят года, -
для каждого свой жребий уготован.

Который год большой раздор в стране.
Россия, не увязни на распутье!
Я письма шлю, звоню своей родне:
народ шумит, не далеко до смуты!

Униженный, подвыпивший с утра,
не скоморох ( ему не до оваций ),
но в нём ещё пока дрожит струна,
не приведи Господь, ей оборваться.

А в книге судеб, всё уж решено, -
к нам новый день врывается в окно.


13.

К нам новый день врывается в окно
с извечной для себя неразберихой.
За кадром кадр – рождается кино,
Простой сюжет закручивая лихо!

Оркестра медь слышна издалека.
Людской поток плывёт по Миллионной.
У режиссёров твёрдая рука, -
кумач цветёт призывно над колонной.

С трибун навстречу речи без конца.
Один герой спешит сменить другого.
Победы жаждут! Царского венца!
За кадром голос: - «Снято стопудово!»

Я завершить сонет хочу словами:
Порою жизнь, - не мы, играет с нами.

14.

Порою жизнь, не мы, играет с нами,
подталкивая к финишной прямой.
Но, не приемля сущности иной,
мы на могилах оставляем камни.

Своим друзьям, оплаканным давно,
кладём цветы на братские могилы.
Под ветром и дождём не суждено
им вновь поверить в собственные силы.

Замёрзло эхо моих строк. Молчите!
Нет истины и там, – на дне бокала.
Я знаю, ты её во мне искала.
О, женщина, богиня, Нефертити!

Бег красного коня – огонь пожара,
как солнце, раскалённое в зените!


15.

Как солнце, раскалённое в зените,
сгорает сердце в пламени любви.
Надеюсь, что меня вы извините, -
я не принёс вам клятвы на крови.

Спустилась ночь и зеркало луны
повисло над кровавым горизонтом.
Глаза ночными страхами полны,
стреножен конь души под звёздным зонтом.

Так в чём мы обманулись? Где и как?
Я память ворошу на склоне лета.
Намёк ищу? Подсказку? Тайный знак
из пятой книги Ветхого завета?

В свидетели нам полночь позови,
Но только душу больше не трави...

16.

Ты только больше душу не трави
своими откровениями ночными.
Неверие твоё в твоей крови, -
и жизнь дождями бьёт тебя косыми.

Опять крапивой жжёт тебя беда,
опять стоим с тобою на распутье.
Как я хочу тебе ответить: - Да!
И как хочу опять тебя вернуть я.

Сквозь призму дней, остынув, поглядишь –
от прошлого в ладонях горстка пепла.
Давай в тайгу уедем, на Иртыш,
чтоб снова ты в любви своей окрепла.

Что прошлым память ворошить, - довольно!
Я знаю, от любви бывает больно.


* * *

В сусальном золоте багряный
над нами властвует закат.
От этой белой ночи пьяный
бросаю мелочь в автомат.

Любимой номер набираю
и растворяюсь в тишине, -
быть может ты уже в трамвае
который мчит тебя ко мне...

Краса и гордость Ленинграда
Нева позвала нас даря
мостов крылатые громады
и...далеко до октября.

Подруга юности бравада
надёжно в памяти хранит
дворцы и парки Ленинграда
и вековой его гранит.


21.11.08. В.Ф.Завещевский. Все права защищены.